КлерКлиник - профессиональная косметология: лазерная эпиляция и фотоэпиляция, удаление волос и морщин, фотоомоложение, безоперационный лифтинг, омолаживающие процедуры, послеоперационная реабилитация


Rambler's Top100

ПЕРВАЯ В РОССИИ КЛИНИКА
ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ


   НОВЕЙШИЕ
   технологии омоложения

     Представьте себе извлеченный из чехла сморщенный зонтик. Легкое нажатие на кнопочку - он раскрывается, и ткань натягивается. По мнению главного врача Cler Clinic Нины Цисановой, этот образ лучше всего позволяет представить себе действие на кожу новой технологии Aluma OPTI-LIFT. Слушая ее, невольно веришь, что когда-нибудь косметологам удастся осуществить давнюю мечту человечества: жить не старея.

-     Нина Иосифовна, читаю об обещанном эффекте, и сердце радуется. Потому что на собственном опыте знаю - ни кремам, ни пластическим хирургам не удается в зна­чительной степени повлиять на качество ко­жи. Разве что технология Thermage обещает сходные чудеса.
-     То есть ваши читатели уже знают о тех­нологии Thermage? Тогда им будет проще по­нять, что представляет собой Aluma OPTI-LIFT. Дело в том, что в основе обоих приборов лежит один и тот же принцип - действие ра­диоволн на волокна коллагена. В Россию пер­вый прибор попал раньше, второй - позже. Так что наша просветительская работа по сравнению с первопроходцами Thermage уже не такая тяжелая.
     Как вы знаете, коллагеновые волокна - это своеобразный каркас кожи. Как кринолин под­держивает юбку, так и коллагеновые волокна не позволяют тканям опускаться, придают ко­же эластичность и упругость. С возрастом -под воздействием солнечного излучения, не­благоприятной экологии, с нарушением об­менных процессов - коллаген разрушается. В результате изменяется овал лица, на коже появляются морщинки и складочки. Причем все эти возрастные изменения мы видим не только на лице, но и на теле. Даже у людей, активно занимающихся фитнесом и пролива­ющих семь потов в спортзале, кожа далека от идеала и в некоторых местах напоминает желе - прежде всего на внутренней поверхно­сти рук и ног, бедрах и животе.
-     И как же нам могут помочь радиоволны?
-     Во-первых, под воздействием радиоволн происходит стимуляция активности фибробла-стов. Так называются клетки кожи, которые, собственно, и вырабатывают коллаген. Как шелкопряды ткут волокна шелка, так фиброб-ласты плетут коллагеновые волокна. В косме­тологии это называется запуском процесса нео-коллагенеза.
     Во-вторых, и в этом главное преимущество метода, радиоволны «чинят» старые коллагено­вые волокна, которые с возрастом становятся разрозненными и хаотичными. В молодой ко­же они скручены в тугие спирали, вроде коси­чек, и расположены в строго определенном направлении. Но со временем начинают на­поминать стог сена. А под воздействием ра­диоволн опять принимают прежнюю форму и упорядоченный вид. Таким образом, ткань скрученного, помятого зонтика расправляет­ся - кожа вновь становится гладкой и упругой.
-     А чем отличается Aluma от других ра­диоволновых методов?
-     На мой взгляд, у нее несколько преиму­ществ. Этот прибор безопаснее своих радио­волновых предшественников благодаря ис­пользованию в нем принципа двухполярности и вакуума. Что это такое? Вакуумная насадка прицельно захватывает - мягко засасывает внутрь, приподнимает - определенную часть кожи: морщинку или складочку. И сквозь эту приподнятую часть - вертикально поверхнос­ти кожи - от электрода к электроду идет ра­диоволна. Получается, что излучение прохо­дит через кожу, не попадая внутрь организма. Благодаря этому полностью предотвращает­ся воздействие на внутренние органы.
Кроме того, действие Aluma максимально прицельное. Обрабатывается только та об­ласть, которая нам необходима. Не менее важ­но, что мы можем регулировать силу вакуума и интенсивность энергетического потока и тем самым работать на нужной глубине - ведь ко­жа везде разная. То есть врач имеет возмож­ность подходить к процессу творчески - в зави­симости от задачи, которая перед ним ставится.
-     Что-то я не совсем поняла... Вы имее­те в виду разную толщину кожи и глубину морщинок?
-     Совершенно верно. Ведь в каких-то ме­стах, например вокруг глаз, наша кожа более нежная и тонкая, здесь меньше выражена подкожная клетчатка. Следовательно, пона­добятся меньшая глубина захвата и сила им­пульса. А в других - в области носогубных складок - плотная, с глубокими морщинами. Естественно, там требуется большее воздей­ствие. Особые параметры нужны при борьбе с возрастным истончением кожи на теле.
-    Интересно, что испытывает при прове­дении процедуры пациент? Ощущения зави­сят от силы импульса?
-    Конечно. И мы всегда на них четко ори­ентируемся. Человек должен чувствовать только легкое тепло, никакой боли. И, конеч­но же, для врача важна не только субъектив­ная реакция, но и отклик кожи. Это может быть лишь легкая эритема (покраснение).
     Не все готовы мучиться во благо красоты. Многие пациенты хотят получить эффект с наименьшими жертвами. Согласитесь, со­вершенно естественное желание. Им важно, чтобы после процедуры не оставалось силь­ных следов, чтобы они могли продолжить свои повседневные дела. И Aluma соответст­вует всем этим пожеланиям. Когда я впервые познакомилась с этим прибором, у меня в го­лове сам собой возник термин - lunch time те­рапия (процедура обеденного перерыва). Вы­брал часок в плотном графике дел, заехал в клинику, вернулся на работу. Выглядишь лучше, а никто и не догадается, что человек что-то с собой сделал. И как я потом удиви­лась, узнав, что такой термин уже существу­ет на Западе. Видимо, сама идея витала в воздухе.
-    Насколько я знаю, для достижения эф­фекта требуется не один сеанс?
-    Действительно, благодаря тому, что воздействие более мягкое и прицельное, нет необходимости в обширной, агрессивной про­цедуре. Она делится на четыре-шесть сеан­сов с интервалом в одну-две недели. Причем с каждым разом мы проникаем все глубже в кожу, увеличиваем воздействие на про­блемные участки, добираемся до самого дна морщинок. Но, что очень важно, уже после первого сеанса вы видите эффект - кожа под­тягивается. Не надо ждать полгода. Со вре­менем эффект накапливается и возрастает.
-    И как долго он сохраняется?
-    На протяжении двух-трех лет. Но после это­го вам ничто не мешает процедуру повторить.
-    А противопоказания есть?
-    Абсолютное - одно. Оно связано с наличи­ем в организме искусственного водителя ритма сердца. Приборчика, который при серьезных проблемах «подзаводит» его с помощью элек­трического заряда. Но при таких серьезных про­блемах со здоровьем человек вряд ли думает о красоте. В остальных случаях все противопо­казания такие же, как при проведении физио­процедур: они выясняются при беседе с врачом. Ведь, как я уже говорила, Aluma позволяет под­ходить к процессу омоложения творчески.
Что еще очень важно подчеркнуть. При ра­боте с этим прибором нам совершенно не ва­жен цвет кожи, насколько она смуглая или за­горелая. Вы можете сразу же отправляться отдыхать - к морю, в горы. То есть туда, где солнце очень агрессивное. Нет ограничений по полу и возрасту. На мой взгляд, эта технология очень подходит мужчинам. Когда в свое время мы внедряли фотоомоложение, из-за щетины делать его было довольно затруднительно. Для этого типа волн волосы - достаточно яр­кая мишень. Как мы ни старались, волоски сжигались, было больно, и это сокращало на­ши возможности. А тут подобных ограничений нет. Недаром полное название метода Aluma OPTI-LIFT - оптимальный лифтинг.
-    Нина Иосифовна, как-то не верится, что нет ограничений по возрасту...
-    Но их действительно нет. Конечно, в семьдесят лет вы не получите такого эф­фекта, как в сорок. Но в любом случае он обя­зательно будет.
Кроме того, возможности метода расширя­ет то, что Aluma прекрасно сочетается с рабо­той еще одного нового прибора - аппарата Lumenis One, в котором используется поток интенсивного импульсного света. Он позволя­ет бороться еще с одним видом возрастных изменений - пигментными пятнами, расши­ренными сосудами. Не случайно, когда гри­мер готовит актера к возрастной роли, он ри­сует на коже прожилки и пигментные пятна. А крошечные точечки на руке в народе назы­вают «старческой гречкой». Особенность при­бора в том, что производителям удалось добиться одинаковой силы импульса на про­тяжении всей его работы. В аппаратах про­шлых поколений он колебался от максимума к минимуму и обратно, из-за чего часть энер­гии тратилась впустую. Плюс в Lumenis One используется прекрасно охлаждаемая свето­вая насадка, которой мы касаемся кожи. Она сводит на нет все болевые ощущения.
Может быть, это и нескромно звучит, но на­ша клиника является пионером в области фо­тотехнологий. Есть что с чем сравнивать. Для меня очень важно, что эти аппараты раз­работаны компанией, которая является миро­вым лидером в производстве сложной меди­цинской техники - лазеров и фотоприборов. К сожалению, недовольство людей многими методиками связано с тем, что салоны и кли­ники покупают дешевые приборы у неизвест­ных производителей. Когда технология уже раскручена, получается выгодный бизнес.
-     Интересно, а в профилактике старения эти приборы могут помочь?
-     Конечно. И прежде всего - фотостаре­ния. Оно проявляется раньше, чем хроноста-рение. Считается, что впервые такие признаки были обнаружены у французских сборщиц ви­нограда. Было замечено, что при молодом и прекрасном теле, которое закрывало платье, их лица и руки были изуродованы солнцем. С помощью интенсивного импульсного света мы предотвращаем увядание кожи, не даем этому коллагену принять хаотичный характер. Хотя очень молодая публика - не аудитория ко-сметологических клиник. Они любят хирургию, у них еще нет страха перед операциями.
-    А эффект привыкания к этим процеду­рам не возникает?
-    Опыт показывает, что нет. И этим они вы­годно отличаются от процедур экспресс-ухода, предлагаемых многими салонами. Вы сдела­ли подобную процедуру, пошли, например, на встречу с одноклассниками, выглядите луч­ше всех. А на следующий день от вожделенной молодости не осталось следа. Она растаяла по­добно тому, как с боем часов карета Золушки превратилась в тыкву. Идя на подобные проце­дуры, вы должны понимать - это своего рода допинг для кожи. Кремы с гормонами на не­сколько часов дают эффект мгновенного лиф-тинга, но потом кожа мстит за это ускоренным старением. А тут наоборот - эффект имеет на­копительный характер: постепенно повышается тургор кожи, уменьшается глубина морщин. И приблизительно через полгода на несколько лет она стабилизируется в этом состоянии.
-     А цена определяется количеством вспышек?
-     Когда-то очень давно, когда мы привезли первый прибор для фотоэпиляции, мы опреде­ляли цену по вспышкам. И так продолжают де­лать многие салоны. На мой взгляд, это непра­вильно. Я не хочу выступать в роли таксиста, клиент которого все время смотрит на счетчик. Работа с кожей человека - это не покраска за­бора. Например, вы покупаете в магазине бан­ку краски и читаете - можно покрыть 42 квад­ратных метра. При проведении процедуры надо пройтись не по отдельным точкам, а тща­тельно обработать всю зону воздействия. По­этому мы даем столько импульсов, сколько нужно для хорошего эффекта. Некоторые «уп­рямые» участки проходим по третьему и даже пятому разу. Цена зависит от зоны воздейст­вия и стоимости индивидуальной насадки.
-     Почему, говоря о длительности эффекта, врач всегда называет приблизительные циф­ры? Два и три года - это большая разница.
-     Потому что все мы разные. Эффект за­висит даже не от возраста, а от компенсатор­ных возможностей кожи. Это как с лекарством: один выпил небольшую дозу - и просто летает. А другому человеку оно дает малень­кое облегчение, да и то на два-три часа. Мы устроены так, что нам всегда хочется верить в чудеса. Нам кажется, что прибор должен действовать на всех одинаково, хочется услы­шать определенные цифры. Но ведь кожа -это зеркало всего организма. У каждого из нас разное здоровье, по-разному работают сердце, печень, легкие. Но главное - все рав­но результат будет. Причем без проблем, ха­рактерных для пластических операций - кар­динального изменения внешности, боли, наркоза, длительного периода реабилитации.
     Для моих пациентов важно, что сохраняет­ся присущая им изюминка. Некоторые рас­сказывают: «Смотрю на свои старые фото­графии и не понимаю, в чем дело. Какая-то размытость, нечеткость. Приглядываюсь и ви­жу - убрались носогубные складки. Были, а сейчас их нет. И при этом какой эффект!» А многие говорили мне то, что обычно гово­рят мужчинам: «Вы вновь открыли во мне женщину». Это не может не радовать!






 



 

Г. МОСКВА, УЛ. МАРКСИСТСКАЯ, Д.7
МЕТРО ТАГАНСКАЯ, МАРКСИСТСКАЯ
Клиника фотокосметологии: 980-95-21
Яндекс.Метрика
Клер Клиник


ФОТООМОЛОЖЕНИЕ



ФОТОЭПИЛЯЦИЯ



КОСМЕТОЛОГИЯ



Aluma OPTI-LIFT




НАШИ СТАТЬИ



НАША КЛИНИКА



ЧАСТЫЕ ВОПРОСЫ



КОНТАКТЫ